Из дальних странствий… (часть 1)

Куба далека? Куба – рядом!

Путешествие по острову Свободы с нашим специальным корреспондентом Вячеславом ФЕДОРОВЫМ

Слово с дороги

— Слышали, на Кубу собрался?

— Да, вот хочу слетать!

— Чего ты там не видел?

— А ничего и не видел. Я там никогда не был…

…На большом мониторе в салоне «Боинга» видна огромная полетная дуга. В темноте ночи под нами осталась Европа, рябь огней городов Скандинавского полуострова, утро застало нас над северной горловиной Атлантики, быстро набежавший день провели мы в перелете над побережьем Северной Америки. Полуостров Флорида своей стрелой указал нам на Кубу. Внизу зеленый океан, точечки островов… Уже в вечерних сумерках самолет покатился по бетонке аэродрома, окаймленного пальмами. В открывшуюся дверь дохнуло жарой и влагой.

— Ола! – уже на трапе – Здравствуйте!

— Амиго Русо! – уже на взлетке, это наше забытое —  «товарищ». Мы  — то теперь господа.

И улыбки. Аэропорт Хосе Марти. Гиды, отыскивающие свои группы. Влажный вечерний зной. Пальмы. Горы вдали. Это и есть Куба, которая еще вчера была так далека. Полвека назад мальчишками мы были готовы сорваться сюда делать революцию. Тогда мы были все революционерами. Но за эти полвека остались ими только кубинцы.

Амиго, Куба! Ола, Куба!

Визитная карточка

Наши поэты писали, что Куба – «остров зари багровой». Нам хотелось запечатлеть на фотокадрах солнце Кубы – визитную карточку острова. Но даже на заре светило быстренько выпрыгивало из-за горизонта и тут же разгоралось, угрожая сжечь внутренности наших цифровых камер. Никакой багровой зари…

Лишь однажды нам удалось запечатлеть солнце на закате. Диск его перезревшим апельсином погружался в пыльное марево.

Гид, встретившая нас в аэропорту, пожаловалась, что уже четыре месяца не было дождей.

Ночью над Гаваной прошелестел ливень.

Утром мы спросили:

— Вы довольны? Гид удивленно посмотрела на нас и заподозрила, что мы вечером, несмотря на усталость, а может быть и благодаря ей,  все-таки добрались до рома.

А когда в Сантьяго де Куба пожаловались, что они тоже долго не видели дождя, то мы не выдержали… Ливень прополоскал город так, что  его узкие улочки заполнились влажным паром. Не хватало только березового веничка…

— А на этот раз как? – вновь спросили мы гида.

— Это вы делаете дождь? – удивленно спросила сопровождавшая нас кубинка.

Разочаровывать мы ее не стали:

— А почему бы и нет? Это солнце с вами, а дождь мы  возим с собой.

Когда уже дома я просматривал на мониторе компьютера отснятые кадры, то ощутил, как от экрана повеяло нестерпимым жаром. Один умник пояснил: «это материализовалось воображение».  Значит, солнце может материализоваться, а дождь нет? Так что не чудо это было. Надо было только вообразить дождь над Гаваной…

В этом году над Кубой будет 366 солнечных дней, на один день больше, чем в прошлом году. По кубинской статистике россияне Кубу не жалуют. Они лишь на шестом месте после канадских, германских и многих европейских туристов.

— У нас большой наплыв туристов зимой? – объяснила нам провожатая. – Едут погреться.

— А как вы определяете, когда у вас зима, а когда остальные времена года?

— По календарю! – ловко уела нас гид.

Когда мы вечером сидели на берегу Атлантического океана и отпыхивались от дневного зноя, на мобильник пришло сообщение: «В Нижнем  выпал снег…»

Оказывается, все уже давно перемешалось на земном шаре. А раз так, то давайте проедемся по Кубе и подпитаем себя ее щедрым солнцем, которого нам сейчас так не хватает.

Редкий кадр

На Кубе все просто. Гавана – это от англо-саксонского гавань. Синяя вода и есть гавань, а за ней Гавана.

Граница гавани со стороны города – парапет набережной Малекон. Вы уже догадались, что Малекон  и есть — набережная, но на этот раз уже с испанского. Чтобы  с нашей точки увидеть ее всю, надо крутануть головой и тогда можно охватить все семь ее километров. Малекон – это гордость Гаваны  и каждый мальчишка вам скажет, что это самая протяженная набережная в мире, если вы, конечно, что-то из разговора поймете. А еще горожане зовут Малекон  «большим гаванским диваном», потому что по выходным дням лучше любоваться морем, чем сидеть дома и чувствовать себя как в скороварке.

Такой вид на гавань, Гавану и Малекон открывается  от крепости Дель Морро, которая когда-то успешно защищала Кубу от пиратов и разного рода завоевателей.

Кадр, который удалось снять, можно отнести к редким. Обратите внимание на корабль. Он с туристами на борту приплыл из Америки. Еще год назад такое было невозможно. Куба приоткрыла свои морские ворота. Хотя это нисколько не повлияло на настроение нынешнего американского президента. Он остался верен рудиментам «холодной войны» и не отменил экономическую блокаду острова. Кубинцы считают, что просто побоялся. Они с понятием: иногда страшновато расставаться с прошлым.

Как там Фидель?

Первый вопрос после возвращения с Кубы: «Фиделя видел?»

Уверенный ответ: «Да,.. по телевизору!»

В те дни, когда мы были на Кубе,  как раз шел съезд коммунистической  партии. Когда престарелый Фидель, все в той же военной форме появился в зале, обрушился шквал аплодисментов. Люди стояли и плакали…

Фидель не дает скучать Кубе по своим  многочасовым речам. Основное время сейчас он проводит за столом. Пишет, вспоминает, размышляет, обобщает… «Я обещал вам быть солдатом идей, и этот долг я еще могу выполнять».

Готовые тексты тут же поступают на телевидение и радио. По радио их с продолжением читают дикторы, а по телевидению актеры. У нас такое было, когда мы с упоением слушали целинные и малоземельские эпопеи. В отличии от былых наших вспоминантов, Фидель все пишет сам. Ему стукнуло 85, но он в здравом уме и рассудке. Сколько раз по слухам он умирал. В последний раз от рака. Но кубинские медики совладали, с казалось бы безнадежной болезнью. Помогли они справиться с недугом и лучшему другу Кубы революционеру Уго Чавесу. Теперь он вдвоем могут грозить пальцем Америке.

Отношение к Фиделю Кастро  на Кубе двойственное. Все, хоть и тайно, но понимают, что страна зашла в тупик, но что будет, если уйдет Фидель?

Вновь Кубе быть игорным домом Америки? Кто этого хочет? Куба привыкла бесплатно учиться и лечить свои хвори, петь свои песни, чувствовать свою независимость… Маленький островок в подбрюшье великана – континента. Страшновато это себе даже представить. Всесильная Америка, которая разговаривает с непокорными бомбовыми ударами и высадкой десантов, не могла совладать с народом, веками впитывавшим чувство свободы.

Сейчас говорят об ошибке Фиделя Кастро. Когда-то, вернувшись из Москвы, Че Гевара серьезно предупредил команданте, чтобы он не связывался с Советами  и заключил альянс лучше с Китаем.

В 1991 году весь соцлагерь в одночасье «кинул» Кубу. Весь, кроме Китая.

Вот тут попробуй и не верь в предвидение.

Фидель об этом еще напишет и это будут не лучшие строки о нашем предательстве.

А сказать он уже это сказал. Одиноко и сиротливо стоит сейчас в фешенебельном районе Гаваны на одной из знаменитых улиц — Пятой авеню, высотное здание полупустого посольство нашей страны. Фидель Кастро сравнил это здание с мечом, воткнутым в сердце кубинской столицы.

Как всегда образно и точно.

Волшебное слово – «кук»

Деньги начали исчезать из наших карманов, как только мы сошли с асфальта и ступили на старый булыжник мощеной площади Старой Гаваны. К нам тут же устремились ярко одетые девушки и оставили следы помады на наших лицах.

Только подумалось: «видимо ждали», но дамы по-деловому стали просить оплатить каждую отметину на лице. Тут мы впервые услышали волшебное слово «кук».

Объясняю: на Кубе ненавидят и даже презирают доллары, но должна же быть твердая конвертируемая валюта. К внутренней валюте песо добавили конвертируемое песо и его стали называть «куком».  Если у вас есть доллары, то расплачиваться ими не стоит, подумают, что провокация или подкуп. Доллары один к одному меняются на «куки» и ваша совесть перед революцией  чиста. Все туристы имеют только «куки».

Зарплата у кубинцев до 500 местных песо,  в переводе на «куки» она совсем крошечная – лишь 17 конвертируемых денежек. Я на поцелуях просадил месячную зарплату кубинца. Приятно чувствовать себя миллионером. Но это было только начало.

Из тени собора появился человек и протянул нарисованный на картонке мой портрет, да и не похож я вовсе. Но «кук» отдай, уважь. Кубинский ритм под гитару, песня о Че Геваре… «Амиго, дружба, русо, «кук»!

У букинистов можно раздобыть газеты времен кубинской революции. Причем их целые пачки, будто уличные торговцы, храня их полвека, предвидели, что когда — то они принесут желанные «куки».

Экзотически разодетый старик с огромной сигарой в зубах молча указал на маленький приемничек, в который бы надо вставить батарейки. На них, естественно, нет денег. Намек ясен. Приемничек можно показывать туристам всю жизнь.

Пират, которого я сфотографировал, заметил мое действо и молча направился ко мне. Меня спас католический кафедральный собор Сан-Кристобаль Девы Марии непорочного зачатия, границу которого пират переступить не посмел. А мне ничего не оставалось делать, как спрятаться здесь. Зато я узнал, что построили собор иезуиты и мы немного не успели с визитом: еще в XIX веке здесь находилась урна с прахом Колумба. А потом ее куда-то увезли…

Пасший меня все это время пират потерял бдительность и мне удалось сохранить «кук». Это была моя первая победа над  человеком свободного труда, которому официально разрешено лишать туристов «куков». А потом это превратилось в увлекательную игру: мы фотографировали, за нами начинали охоту уличные фотомодели, а мы прятались по соборам, барам и музеям. Всех прокормить мы бы при всем желании не смогли.

Старая Гавана —  это сплошной праздник, который начинается утром и заканчивается строго по расписанию. Для людей свободного труда праздник – это работа.

Юмор и веселье спасают кубинцев от грустных мыслей о будущем. Здесь уже давно ходит поговорка: на Кубе можно выжить, только ни на что не надеясь. Для нас это диковато, мы всегда мечтали о будущем.

Кубинцы когда-то тоже…

Запись опубликована в рубрике Из дальних странствий. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Из дальних странствий… (часть 1)

  1. Антон говорит:

    1 «кук» = 1 евро, а доллари — точно, хоть жги…
    Куба — страна контрастов, прям как СССР образца 1989 г.
    В магазинах соль, мыло и спички, веревки только не хватает…
    Аборигенам в автобусе(типа кенгуру)
    проезд = 90 копеек, а иностранцам = 225 рублей(правда автобус другой!)
    К русским отношение плохое, забыли видимо, как проститукой сша были!?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *